hranitel_drev (hranitel_drev) wrote,
hranitel_drev
hranitel_drev

Categories:

Миф о миллионе русских, воевавших за Гитлера.

Есть и такой, довольно распространённый миф о Великой Отечественной войне. Причём до него даже Геббельс не додумался. Такое количество коллаборационистов насчитали уже наши "историки", а подхватили и понесли "либеральные" журналисты.

Если бы у Гитлера появились такие данные в конце войны, он бы наверное ещё раньше бы застрелился, съев перед этим свой галстук, сожалея о том, что не хотел вооружать 10 полновесных русских армий.

«Никогда не должно быть позволено, чтобы оружие носил кто-либо иной, кроме немцев. Даже если в ближайшее время нам казалось бы более легким привлечь какие-либо чужие, покоренные народы к вооруженной помощи, это было бы неправильным. Это в один прекрасный день непременно и неизбежно обернулось бы против нас самих. Только немец вправе носить оружие, а не славянин, не чех, не казак и не украинец» (А. Гитлер).


Так откуда дровишки? Эмигрантский журнал "Посев" трижды - в 1952, 1974 и 1994 выпускал книгу, в которой доказывалось, что оказывается за Гитлера против большевиков воевало 10 миллионов русских.

Ну а дальше понеслось из всех утюгов... Даже телевизионные ток-шоу с такими заголовками выходили "Почему миллионы русских воевали на стороне Гитлера?"


А сколько на самом деле было предателей? Сколько русских эмигрантов воевало на стороне нацистов? Не все же бывшие белогвардейцы были такими принципиальными как генерал Деникин. Какие данные есть на этот счёт?

Генерал армии М. А. Гареев говорит о 200 тысячах пособников, из которых в вооруженных формированиях гитлеровцев служили более 100 тысяч (Гареев М. А. О мифах старых и новых. Военно-исторический журнал. 1991. № 4.).


Выверку по документам военного архива в Потсдаме (Германия) проводил Л. Репин. У него получилось, что служить в немецкую армию пошли 180 тыс. советских граждан, из них половина — военнослужащие (Репин Л. Русские пленные добровольно служить не идут. // Известия. 1990.)

В монографии А. Е. Епифанова «Ответственность за военные преступления» (Епифанов А. Е.Ответственность за военные преступления, совершенные на территории СССР в годы Великой Отечественной войны. Волгоград, 2005.):

«Русская освободительная армия» (РОА) генерала Власова — 50 тысяч.

«Русская освободительная народная армия» (РОНА) Каминского — 20 тысяч.

Полицаи — на круг — 60–70 тысяч.

Казачьи войска — 70 тысяч (Краснов и Шкуро).

По современным немецким данным (Война Германии против Советского Союза. Берлин, 1994.) число полицаев сходится: в начале 1943 года от 60 до 70 тысяч. Плюс «восточные (национальные) батальоны» — 80 тысяч…

В общем, данные не совпадают, но везде они в 5–7 раз меньше, чем этот ритуально-виртуальный «миллион вооруженных русских за Гитлера».


Мало ли это? Не мало. Но всё же приходится удивляться, что через 20 с лишним лет после победы Великой Октябрьской революции, когда жили ещё люди помнящие Россию до большевиков, на сторону немцев перешло так мало людей. Даже в среде белогвардейской эмиграции по этому поводу произошёл раскол. Патриотические чувства возобладали над всем остальным.

Итак, около 200 тысяч русских взяли в руки оружие против Советской власти. Плюс "восточные батальоны" (многие из которых при первой возможности в полной экиперовке уходили к партизанам, перебив немецких командиров), плюс прибалтийские легионы СС (большая часть которых формировалась путём принудительной мобилизации), украинские, ещё примерно 150 тысяч.  А в это время в тылу у немцев более 1 миллиона человек (русских, белорусов, украинцев, молдаван, прибалтов, евреев и т.д.) сражались в партизанских отрядах.

Через войну (служили в армии) за четыре года прошли 34,5 миллиона советских граждан, мужчин, женщин и даже детей. Вот и сравните 34 500 000 и 200 000.

И не надо причислять в число добровольных помощников нацистов разных "хиви", которых привлекали на службу во вспомогательные подразделения вермахта насильственным путём.


Например. В 1942 году под Брянском русские «бойцы спецподразделений» из числа местных жителей охраняли железные дороги, стоя прямо под виселицами. На виселицах их должны были повесить, если недосмотрят — и партизаны пустят немецкий поезд под откос. Оружия таким "охранникам" принципиально не доверяли.

Исследователь подсчитал, что среди всех лиц, состоявших на службе у немцев (т. н. 2-я учетная группа включала еще власовцев, легионеров, тех кто служил в армиях противника, в карательных и административных органах оккупантов), благополучно проходили проверку в советских фильтрационных лагерях больше 92 %. Арестовывались и судились за добровольное пособничество и выявленные преступления только 8 %. (Отметим справедливости ради, что наиболее одиозные палачи, пособники гестапо и СС до фильтрационных лагерей не добирались. Их судили военные трибуналы наступающих военных частей и казнили публично. Самосуды были редки). Остальные ехали восстанавливать народное хозяйство, пополняли ряды армии, НКВД (и такие выявлялись - засланные в тыл немцев агенты или работавшие на партизан). И это всё происходило при "кровавом тиране" Сталине.


Давайте сравним с той же Францией, где оккупационный режим был несравнимо мягче, чем на оккупированных территориях СССР и жителям не надо было идти работать на немцев что бы элементарно выжить.

Доктор исторических наук, профессор Б. С. Клейн пишет по этому поводу: «Есть данные, что после освобождения было расстреляно до 40 тысяч изменников. Но из министерства юстиции Франции исходит другая цифра: 105 тысяч казненных между июнем 1944 и февралем 1945 г., многих по обвинению в „национальном унижении“. Арестованных же за пособничество врагу было в несколько раз больше» (международный интернет-журнал «Русский глобус», № 3, 2006). Вообще же тема коллаборационизма для Франции — полузапретная. Когда в 1953 году пособникам нацистов объявили амнистию, то по закону им даже нельзя было напоминать о службе оккупантам. Франции нужно героическое прошлое).


Мы прекрасно помним французский добровольческий легион СС и дивизию "Шарлемань".  Кроме этого за нацистов успели повоевать (напрямую, отправкой войск на фронт или в добровольческих батальонах и легионах): Албания, Бельгия, Болгария, Великобритания (на территорию которой не ступала пята захватчика!), Венгрия, Венгрия, Дания, Испания, Италия, Нидерланды, Норвегия, Польша, Румыния, Сербия, Финляндия, Франция, Хорватия, Чехословакия и другие. Некоторые национальные формирования вермахта и СС были довольно многочислены.

Из 4 172 042 военнопленных в СССР после окончания войны, немцев - 2 389 560. японцев - 639 635. Остальные 1 142 847 человек - другие национальности, большей частью европейцы. Больше всего венгров, румын, австрийцев, чехословаков, поляков, итальянцев.

О чудо! В русский плен в составе вермахта умудрились угодить даже 10 173 евреев (!). Вот уж от кого было трудно ожидать. Это в 4 раза меньше чем финнов и в 22,5 раза меньше чем испанцев.

Я привожу эти данные не для того, что бы показать, что русские (или советские, как будет угодно) люди лучше европейцев. Был и у нас свой коллаборационизм. Но почему сопротивление, урон которые получили нацисты на территории СССР несопоставимы с борьбой европейского сопротивления? Почему коллаборационизм в странах оккупированной Европы не сравним по масштабам с русским пособничеством?
Ведь те самые французы, которые  после войны издевались над несчастными женщинами, за "лежачий коллаборационизм" (а иногда и убивали) работали на военных заводах, поставляли в армию вино и провиант.

Ответ очень прост. Для европейцев (в основной своей массе) немецкий нацизм или итальянский фашизм не был чем-то страшным и чужеродным. Не даром нацисты и фашисты себя называли "передовым отрядом европейской цивизизации", её защитниками. "Орднунг", который немцы приносили в оккупированные страны многим был по душе. Он не затрагивал основ этих стран, не покушался на частную собственность. Можно было даже заработать на военных поставках и приобщиться к разграблению Восточных земель.

На Востоке "цивилизованные арийцы" вели себя по другому. Война шла на полное уничтожение не только советского строя, но и большинства народов Советского Союза. И коммунистическая идеология, кто бы что сегодня не говорил, для идеологии нацизма и фашизма самый злейший и страшный враг. Потому и выдержали удар, выстояли, ударили в ответ и победили.

Источник.

На фото: 29 августа 1944 город Монтелимимар. Бреют наголо девушку, имевшую неосторожность сблизиться с немцами.

Tags: война, исторические мифы, история, нацизм
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments